Среда , 22 сентября 2021
Главные новости
Главная / Дети / Не хочу учиться! Как помочь детям преодолеть трудности в обучении

Не хочу учиться! Как помочь детям преодолеть трудности в обучении

Речь пойдет не о современных Митрофанушках, не желающих учиться в силу собственной лени и ограниченности, а о детях с дислексией. Их часто незаслуженно обвиняют в тех грехах, которых у них нет и в помине.

АиФ.ru поговорил о дислексии с клиническим психологом, нейропсихологом Центра диагностики и поддержки детей с трудностями в обучении, созданного Ассоциацией родителей детей с дислексией, Галиной Юрченко.

Поступление ребенка в школу — важное событие, от которого мы ждем только хорошего. Но наши ожидания не всегда оправдываются. Трудности с учебой, ссоры при выполнении домашних заданий, испещренные красной ручкой ученические тетрадки и двойки в дневнике могут ухудшить отношения в семье. Ребят, испытывающих трудности с обучением, часто считают ленивыми, глупыми, не желающими проявлять старательность. Но, как показывают исследования, интеллект у них сохранен, общая способность к обучению — тоже. И все-таки трудности есть, и их нельзя оставлять без внимания.

Что такое дислексия?

«Дислексия — избирательное нарушение способности человека усвоить навык чтения. Она проявляется в многочисленных, стойких, повторяющихся ошибках, связанных с несформированностью высших психических функций, — рассказывает нейропсихолог Галина Юрченко. — Уровень развития этих функций могут определить нейропсихолог и логопед во время диагностики. В большинстве зарубежных стран под термином „дислексия“ понимают трудности овладения чтением, письмом, арифметикой, нарушение развития моторики и координации, дефицит внимания. В отечественной практике все эти трудности изучаются отдельно».

Часто проблем бывает несколько. Например, дислексия может сочетаться с дисграфией (трудностью усвоения навыков письма), диспраксией (расстройством двигательных функций и координации движений) или синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). «Вины ребенка в этом нет, — говорит Г. Юрченко. — А если ребенок отказывается идти в школу, то это может быть следствием того, что он много старался, но результата не увидел или слышал много критики от учителей и родителей. Возможно, у него были плохие отношения с одноклассниками, которые дразнили ребенка из-за неумения быстро читать или правильно переписать текст с доски». 

Говорить о дислексии в детском саду или первом классе неправомерно. «У ребенка есть несколько лет на усвоение навыков чтения и письма, — рассказывает Г. Юрченко. — Диагноз невролог может поставить лишь к концу второго класса, когда характер ошибок становится устойчивым. До этого момента мы говорим только о том, что ребенок находится в группе риска по трудностям в обучении». 

Не любит или не может?

Чаще всего проблема обнаруживается уже в младших классах. До этого многие взрослые обычно не обращают внимания на разные сигналы, считая их милыми и смешными. Например, ребенок забавно произносит слова, а в школе выясняется, что у него есть нарушения фонематического слуха. Тревожных сигналов может быть много: например, дошколенок не любит рисовать, играть с мячом, прыгать, бегать, боится качелей и каруселей, плохо владеет ножницами. «„Не любит“ в дошкольном возрасте чаще всего означает „не может“, — предупреждает нейропсихолог. — Также дети из группы риска часто не ориентируются в понятиях „право-лево“, плохо запоминают буквы, не умеют завязывать шнурки, не могут составить рассказ по картинкам. Или, скажем, быстро утомляются даже после небольшого занятия, им трудно сосредоточиться, они чрезмерно медлительны или, наоборот, импульсивны». 

Уже у дошколенка нейропсихолог по результатам диагностики может спрогнозировать характер возможных будущих трудностей в обучении. Не стоит ждать, когда из-за них ребенок потеряет интерес к обучению. Если коррекционные занятия не проводить год-другой, то существенного прогресса в развитии не будет, а уровень школьной нагрузки с каждым годом возрастает. «Нейрокоррекция подразумевает развитие двигательной и когнитивной сферы, поэтому на наших занятиях дети много двигаются, играют, но также мы используем книги и пособия, — рассказывает эксперт. — Только при гармоничной работе головного мозга ребенку легко дается процесс обучения. Но, несмотря на обилие разных методов, для каждого ребенка план занятий составляется индивидуально».

Надо ли идти к врачу?

Бесплатную профессиональную помощь логопедов и нейропсихологов можно получить в Центре диагностики и поддержки детей с трудностями в обучении. Специалисты консультируют по проблемам дислексии, дисграфии, дизорфографии, дискалькулии, общего недоразвития речи, фонетико-фонематического недоразвития, задержки психического развития, дефицита внимания.

«Однако консультация врача необходима довольно часто, — предупреждает эксперт. — Иногда родители думают, что у ребенка дислексия, а у него плохое зрение, нарушен слух или есть проблемы неврологического характера».

Будьте для своих детей опорой!

Но, чтобы коррекция дислексии шла успешно, усилий одних специалистов мало. Необходимы сотрудничество и общее понимание целей между нейропсихологом, ребенком и его и родителями. 

Яна, член Ассоциации родителей детей с дислексией — многодетная мама. Диагноз «дислексия» есть у обоих старших детей Яны – Дениса (17 лет) и десятилетней Аси.

Как возник диагноз

«Изначально я понятия не имела, что это за особенность. Сильно злилась на сына, искренне не понимала, почему он не может постараться писать нормально, за что мне сейчас очень стыдно, — признается Яна. — У него вся тетрадь была красной от учительских исправлений. Денис писал криво, с многочисленными ошибками, заменял буквы, писал их зеркально. Но в начальной школе нам очень сильно повезло с учительницей, которая сделала упор на сильные стороны моего ребенка (это была математика), и именно это не позволило подорвать его самооценку. К тому же у сына очень хорошая, почти феноменальная память. Именно благодаря ей проблемы долгое время были скрыты: в учебе он выезжал за счет того, что отлично запоминал все сказанное учителем».

По математике к третьему классу Денис стал одним из лучших учеников класса. Однако подозрения насчет того, что у ребенка есть какие-то проблемы с обучением, возникли у Яны именно во время выполнения «домашки» по математике. Сын долго возился с задачкой и наконец попросил помощи. Задача была не самой сложной, и мама предложила ему прочитать условие еще раз. Это не помогло. Тогда мама сама прочитала условие вслух, и Денис тут же радостно воскликнул: «А, все понятно!» Подобные истории не раз повторялись. А затем случился эпизод, который открыл Яне глаза. Денис тогда окончил третий класс, и в дом приехали друзья и подарили ему коробку с инвентарем для химических опытов. Мальчик хотел тут же приступить к делу, подошел к взрослым и протянул им инструкцию. Друзья отмахнулись, мол, сам читай. Но он продолжал настаивать на том, чтобы инструкцию ему прочли гости. Тогда друг семьи впервые произнес слово «дислексия». К началу четвертого класса Яна уже нашла специалистов, ребенка продиагностировали, поставили дислексию и дисграфию. И начались активные занятия по коррекции.

Что пришлось пережить

Денису изначально очень повезло с первой учительницей, которая подошла к ребенку с полным принятием и любовью. Но, когда на ее место пришел педагог старой закалки, ситуация поменялась. «Новая учительница была непробиваемой, она твердила: „Ваш сын ничем не болен, он просто не хочет стараться, ему надо переписывать задание по 50 раз, и только тогда он научится писать идеально“, — вспоминает Яна. — Кстати, известно, что такой метод у дислексиков не работает: с каждым новым переписыванием уровень стресса у ребенка нарастает, и он делает в письме все больше и больше ошибок».

Педагог не только высказывала претензии самому ученику и его родителям, но и отчитывала его перед классом. Например, когда по литературе проходили древнерусский эпос, она вызвала Дениса читать вслух этот сложный текст и, когда тот не справился, возмущенно сказала, что так читать в четвертом классе стыдно, это, мол, уровень дошколенка. За все время обучения Денис поменял три школы.

Дочь Ася, средний ребенок Яны, к пятому классу поменяла две школы. У нее тоже дислексия и дисграфия, признаки которых мама уже обнаружила сама. Но у Аси эти нарушения выявились еще раньше (коррекция началась со второго класса). Дочь Яны не может похвастаться феноменальной памятью, как у брата, и вдобавок к проблемам с чтением и письмом у нее есть еще и неврологическая проблема: синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Впервые о дислексии у ребенка Яне сказала школьный логопед во время тестирования в 1 классе. После него она и сообщила, что девочка в плане обучаемости безнадежна. К счастью, ее мнение оказалось ошибочным. И благодаря занятиям со специалистами уровень Асиной подготовки значительно вырос, девочка прекрасно адаптировалась к школе. «Дочери гораздо меньше, чем сыну, повезло с первым учителем, — говорит Яна. — Поэтому мы были вынуждены сразу же поменять место учёбы. В другой школе нам встретился замечательный педагог, которому я несказанно благодарна за то, что она соблюдает все рекомендации нейропсихологов. Эта учительница исправляла Асе ошибки в тетради не красной, а зеленой ручкой или карандашом, давала больше времени на заучивание стихов и самостоятельную проверку работы. У них был даже свой особый условный знак, которым они обменивались, когда Асе нужна была помощь».

Каковы результаты

«Результаты работы специалистов по коррекции дислексии меня ошеломили, — признается Яна. — Я не ожидала, что за столь короткий срок сын сможет научиться так хорошо писать и читать. Благодаря занятиям дисграфия у Дениса исчезла: пишет он разборчивым почерком. Что касается дислексии, то, как я теперь знаю, это особенность. Если уж она возникла у человека, остается с ним навсегда, но благодаря коррекции ее можно сгладить. Педагоги меня предупредили, что, возможно, все годы обучения нам придется продолжать самостоятельные занятия. Но необходимости в этом у нас не возникло, ребенок обходится почти без моей помощи. Дочка в этом году идет в пятый класс, у нее на данный момент еще есть ряд трудностей, но мы активно занимаемся и обязательно их победим».

Советы от Яны:

  • Не ждите, что все пройдет само собой. Не пройдет. У нас в стране нет статистики по дислексии, а в Англии и Америке есть. Так вот, судя по этим данным, чуть ли не половина заключенных тюрем — это дислексики, с которыми никто не занимался, и в результате их не приняли в обществе. В первую очередь — семья не полюбила их такими, какие они есть. Поэтому они свои таланты применили в криминальном мире!
  • Учтите, что каждый ребенок индивидуален. Например, та схема коррекции дислексии, которую мы применяли с сыном, оказалась неприменима в случае дочки.
  • Не сдавайтесь. Нельзя допустить, чтобы ребенок почувствовал себя неполноценным. Помимо занятий со специалистами, важно заниматься и самим. Сейчас есть масса информации, методичек для самостоятельной работы с ребенком. Когда я встретилась с проблемой у старшего сына, и в помине не было таких возможностей.
  • Развивайте сильные стороны ребенка: рисует — пусть идет заниматься в изостудию, танцует — отдавайте его в хореографию или балет. Пусть, помимо школы, у него будет и другая жизнь, где он сможет быть успешен. Если зацикливаться только на учебе, ребенок, которому школьные предметы даются тяжело, вовсе откажется учиться.
  • Ищите учителей, которые не будут причесывать всех детей под одну гребенку, а найдут к каждому индивидуальный подход. Это потребует много сил и труда, но это единственно верный путь. Особенно важен учитель младшей школы. У него должно быть большое доброе сердце и много терпения.
  • Никогда не давайте детей в обиду, не оставляйте наедине с их проблемами. Ребенка с дислексией нельзя ругать, унижать, стыдить, наоборот, надо показать, что вы на его стороне и обязательно ему поможете. Только безусловная родительская любовь, терпение и принятие могут помочь ему справиться с любыми трудностями.
  • Мама Эва, сын Никита (12 лет), живут во Франции

    Как возник диагноз

    Никита родился в срок, ходить и говорить начал вовремя. Некоторые странности родители заметили чуть позднее. Малыш не рисовал, не лепил из пластилина, не мог вырезать ножницами. Отец-скрипач первым заподозрил у сына проблемы с мелкой моторикой. Кстати, у самого отца тоже в детстве были трудности с обучением (он находился на домашнем).

    Эва и Никита с 4 лет стали заниматься чтением на русском языке, чтобы к 6 годам мальчик научился читать по-французски в иностранной школе.

    «Никите было трудно запомнить французские буквы, он путал парные согласные, правда, чтение в первом классе было в норме, но совершенно не мог писать, — вспоминает Эва. — Мы с ним могли целый час тренировать написание той или иной буквы, но уже на другой день он начисто забывал, как та пишется. Позже начались проблемы с математическими понятиями: Никита никак не мог понять, что значит, что у Маши на 2 яблока больше или меньше, чем у Пети. Также ему было трудно запомнить времена года и дни недели (ему и сейчас сложно назвать их в нужном порядке). Мы были уверены, что нагоним со временем. И упорно, но безрезультатно тренировали письмо, чтение и все учебные навыки».

    Что пришлось пережить

    В начале второго класса учительница сама сказала, что Никите надо обследоваться, поскольку у него серьезные проблемы с обучением. У Эвы ушел целый год на то, чтобы во Франции обследовать ребенка. Сыну поставили моторную и визуально-пространственную диспраксию и дефицит внимания без гиперактивности. Эта особенность включает в себя и дислексию, и дисграфию, и дискалькулию, то есть сложности со всеми навыками: чтением, письмом и счетом. Ребенку пришлось найти спецшколу.

    Каковы результаты

    Теперь Никита ходит в частную школу для детей с трудностями в обучении (государство компенсирует большую часть расходов), у него оформлена инвалидность. «В нашей школе, — рассказывает Эва, — высококлассные специалисты, есть методики, индивидуально подобранные под каждого ребенка и адаптированные учебные материалы, но программа та же самая, что и в обычной школе, потому что уровень интеллекта у дислексиков не ниже, а иногда и выше, чем у остальных детей».

    Советы от Эвы:

  • Учитывайте индивидуальность ребенка. Если он медлительный, не торопите. И наоборот. «У моего ребенка, например, повышенная утомляемость, — говорит Эва. — Я это обязательно учитываю и даю ему отдыхать, не перегружаю кружками и занятиями, даю время побыть с собой, помечтать, перезагрузиться, чтобы он мог быть более продуктивным».
  • Не думайте, что все проблемы можно решить самостоятельно. Мол, позанимаемся дополнительно — и нагоним. Диагностика очень важна, необходимо точно установить, какие именно проблемы есть, тогда с ними можно прицельно бороться.
  • Не бойтесь спецшкол. После того как мы поменяли школу, нервозность у ребенка снизилась, он стал спокойнее, счастливее и гораздо успешнее. Никита прекрасно говорит на трех языках: русском, французском и английском. Он мечтает стать сценаристом. Я теперь уверена в том, что он добьется всего, к чему стремится.
  • По материалам: aif.ru

    Смотрите также

    Без защиты. Что делать, если ребенок часто болеет?

    Мамы и папы не всегда правильно оценивают термин «часто болеющие дети». «Если родители считают часто …

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    три + девять =

    Яндекс.Метрика